Хокусай "Садакуро убивает старика Ётибэя"
История
20 0 708

Осеннее цветение сакуры Оригами: от аристократов эпохи Хэйан до подвига 47 самураев


                                                                                                            На что самураю

                                                                                                            Алмазов и золота блеск,

                                                                                                            Всё золото мира?

                                                                                                            Он жизнью готов заплатить

                                                                                                            За честное имя своё!

                                                                                                                                                 Ноги Марэсукэ

Еще в свои школьные годы, читая «Исэ моногатари», я натолкнулся на выражения: «письмо ей посылая, модель кукушки изготовил», «ветку сливы изготовив и к ней фазана прикрепив», «на конверте сделав лишь пометку "стремена Мусаси"». Везде здесь речь шла о посланиях… и все это вызывало недоумение. Лишь много позже я узнал про особенности быта японской аристократии, воспитании и этикете.

Исэ Садатакэ в книге «Цуцуми-но-Ки» («Хокэцуки»), вышедшей в 1764 году, подробно описал различные оригами, прикрепляемые к подаркам и письмам, и способы их складывания, не изменившиеся за сотни лет.

В эпоху Хэйан (794–1185), когда была написана повесть об Исэ, оригами стало атрибутом аристократического церемониала: прикреплляемый к подарку амулет-носи, символизирующий пожелания долголетия и счастья (Ясао Хонда относит появление носи к концу XII века); фигурки мотыльков самца и самочки, украшающие свадебные бутылки сакэ.

Возникли и различные способы складывания писем. Письма запечатывались, складывая особым образом фигурку оригами из самого письма, и развернув письмо, посторонний уже не мог его снова свернуть. Оригами, известное только автору письма, служило надежной печатью. Кроме того, фигурка несла тайный смысл для любимого человека. Судя по всему, именно об этом говорилось в старинной повести.

В это время появились и тато — подобие бумажного кошелечка, предназначенного для мелких предметов, который носили за отворотом кимоно. Впервые подобные конверты были описаны в книге «Татогами-ури», изданной Тосу Мацунобу в XVI веке.

Придворная дама Мурасаки Сикибу в романе «Гэндзи моногатари» (Повесть о блистательном принце Гэндзи) описала несколько способов сворачивания писем; дважды в романе упоминается дарение кусудама. Кусудама — буквально лекарственный шар, шарообразная фигура, сшитая из модулей оригами, в которую помещали благовония или целебные травы. В настоящее время кусудама склеиваются, а не сшиваются.

Оригами придворного этикета отделилось от культового религиозного оригами, связанного множеством нитей с древним культом Синто. Знаки и символы Японии прямо указывают на сюжеты древних сказаний: сам флаг Японии — красный круг на белом фоне, это лик Аматэрасу — богини Солнца; императорские регалии: зеркало ми-кагами и яшмовое ожерелье магатама, это предметы, повешенные на священное дерево, чтобы выманить богиню из грота и спасти мир от тьмы; ворота-тории, символ «долгопоющих птиц»-петухов, выманивших солнечную богиню. Практически все культовые оригами пошли от бумажных амулетов «гохэй», висевших на священном дереве. Ниже даны амулеты «гофу» и коробочка для жертвенной пищи «самбо» культа Синто.

В IX–XII веках сложился слой самураев — воинов, служивших своему князю. Кроме воинских искусств и следования «Кюба-но-мити» (Путь лука и скакуна — неписаный моральный кодекс), воин знатного рода должен был владеть написанием пятистрочных стихотворений — танка, живописью, каллиграфией. Совершенствование себя с помощью медитаций и упражнений в искусстве развивали способность к нетривиальному мышлению, что часто решало исход боя. Оригами же было частью изощренного этикета, регламентирующего тончайшие особенности взаимоотношений среди аристократов Японии. Церемониальное оригами превратилось в украшения, имеющие благопожелательный смысл.

В период сёгуната Токугава (1603—1868) был положен предел междоусобным войнам, раздиравшим Японию, семьи князей-даймё были принуждены жить при дворе в качестве почетных заложников. Самураи сохранились, но блеск их былой славы стал меркнуть в отсутствие битв и войн. Однако 15 декабря 1702 года произошло событие, снова сделавшее самурая эталоном благородства в людских глазах. Столица Эдо была взбудоражена новостью: 47 ронинов (самураев, лишившихся господина) штурмовали поместье главного церемонимейстера двора сёгуна. Кира Кодзукэ-но-сукэ — хозяин поместья, погубивший своими кознями князя Асано Такуминоками и его клан, получил по заслугам. Зло было наказано.

Ниже гравюра Кацусика Хокусая, изображающая штурм поместья старого интригана.

Два года, терпя лишения, герои готовили свой последний бой. Всё население столицы встало на сторону доблестных ронинов, даже сёгун выразил восхищение их верностью и отвагой. Однако их всех приговорили к смерти, даже не смотря на явную симпатию судей.

Уже через две недели появилась первая пьеса театра «Накамурадза», повествующая об этом подвиге. Всего за последующие полвека на основе этого сюжета было написано более шестидесяти пьес, наиболее известной из которых является «Канадэхон Тюсингура» (Сокровишница самурайской верности), написанная в 1748 году драматургом Идзумо Такэда. Авторы пьес шли на всяческие ухищрения, чтобы обойти запрет на описание реальных событий. Потому в пьесах вместо имен вставлены так называемые хэммэй — "измененные имена" персонажей, попавших под запрет.

Утамаро, Тоёкуни, Хокусай, Кунисада и Хиросигэ и другие художники Японии делали иллюстрации к этим пьесам. У разных художников позы и облик героев часто повторяются, возможно, это связано с каноном изображения различных персонажей и амплуа в японском театре. Среди прочих, появилась одна весьма своеобразная книга «Ориката Тэхон Тюсингура» (Тюсингура, сложенная из бумаги), авторство которой приписывают Рокоану, где иллюстрации того времени переданы средствами оригами. Все фигурки узнаваемы по своим характерным позам, пришедшим прямо со сцены в гравюры художников. Таинственный автор, никаких сведений о котором не сохранилось, дал целый маленький мир различных по формам и позам человеческих фигурок оригами, из которых составлялись композиции книги. Ниже можно увидеть как традиционная японская гравюра была объединена в этой книге с оригами. Это уже было оригами массовое, перекочевавшее в среду простого народа, потерявшее свою элитарность с появлением дешевой бумаги.

II акт пьесы. Князь Момои Вакаса (под этим именем в пьесе выведен Асано Такуминоками) строит планы мести коварному Моронао (Кира Кодзукэ-но-сукэ). Его управляющий Какогава Хондзо срубает мечом ветку сосны, показывая, как надо поступить с противником.

Гравюра Андо Хиросигэ и иллюстрация из «Тюсингура Ориката». Однако не факт, что иллюстрация Рокоана отталкивается именно от гравюры Андо Хиросигэ, — сходство композиций происходит от театральной мизансцены, которая повторяется у многих художников.

Слева на гравюре Утагава Кунимару начало всех событий — обнажение меча в замке сёгуна, приведшее к смерти князя Момои Вакаса и упразднению его клана. На его следующей гравюре совещание ронинов, которые решают отмстить за смерть и бесчестье своего князя.

V акт пьесы. Предатель Оно Садакуро, ставший бандитом, убивает старика Ётибэя. Гравюры Кацусика Хокусая и Кунисада Утамаро и фигуры из «Тюсингура Ориката».

Жена Хондзо — Тонасе, и его дочь — Конами не могут принять несправедливое обвинение в адрес Хондзо. Тонасе готова убить дочь и покончить с собой. Сам Хондзо в облике бродячего монаха с корзиной на голове и флейтой сейчас войдет во двор и погибнет, очистив свое имя.

Гравюры Кацукава Сюнсё и Кацусика Хокусая.

В книге впервые появилась звездчатая базовая форма, из которой можно было собрать очень функциональные человеческие фигуры в различных позах, имеющие разнообразные формы. Способ складывания был дан скорее в виде головоломки. Никаких пошаговых инструкций складывания в книге не содержалось. Однако, задания этого своеобразного задачника по оригами были полегче, чем в знаменитой книге того же Рокоана «Сэмбацуру Ориката».

Базовая форма позволила создавать оригами, передававшие особенности фигуры персонажа, его одежду, его позу и даже, в некоторых случаях, динамику движения и настроение. В книге через бумажные фигурки была дана целиком вся пьеса, все 11 актов.

В наше время про 47 ронинов создано множество фильмов и романов, и память о них не умерла, но в то время пьесы, гравюры и даже оригами были полны политического смысла. Несмотря на жесткую цензуру, этот бой против несправедливости проник в ум и сердце каждого японца, как образец чести и долга. Фигурка-оригами из «Сэмбацуру Ориката» была своеобразным памятником героям, памятником, создаваемым собственными руками. Каждый, кто делал такое оригами, не просто выражал отношение, он становился сопричастным последнему величию самурайского духа.

Бамбук, прижатый снегом к земле, вдруг сбросил гнет и разогнулся!

20 0